Ситуация в послевоенной Германии - Deutsche Geschichte

Учебное пособие по истории Германии XIX - XX века
Перейти к контенту

Главное меню:

Ситуация в послевоенной Германии

1945-1949
Воздушная война над Германией

С осени 1940 г. в небе над Западной Европой разгорелась настоящая воздушная война: немцы с помощью воздушных ударов пытались заставить англичан капитулировать в ходе битвы за Британию, те в ответ предпринимали «налеты возмездия» на германские города. Англичан, особенно командующего авиацией маршала А. Харриса, очень раздражало, что их ответ не являлся адекватным тем разрушениям, которые пилоты Люфтваффе причиняли Лондону и другим городам Юго-Восточной Англии. Не хватало самолетов, обладавших к тому же ограниченным радиусом действия и небольшой бомбовой нагрузкой, поэтому большая часть территории Германии оставалась вне зоны досягаемости. Из-за отсутствия боевого опыта британские летчики несли тяжелые потери. Но со временем ситуация изменилась. Американская и английская промышленность в больших количествах стала производить новые стратегические бомбардировщики, способные летать на большие расстояния и брать с собой большое количество бомб. Была разработана и специальная технология бомбардировки, позволявшая минимизировать собственные потери и достигнуть максимальных разрушений у противника.
Раньше наибольшие потери летчики несли на пути к цели. Теперь, для того чтобы «ослепить» немецкие радары и сделать неэффективной работу средств ПВО, еще до подлета основной массы бомбардировщиков со специальных самолетов разбрасывали т.н. «окно» (window) - полоски металлической фольги длиной 25 и шириной 2 см, которые, долго кружа в воздухе, создавали сплошную стену радиопомех. Отныне обнаружить в ночном небе вражеские самолеты, навести на них собственные истребители, а главное - оповестить мирное население о приближающемся налете, стало практически невозможно. Новая тактика была предназначена специально против немецких городов, чьи средневековые центры были застроены непрочными деревянными фахверковыми домами, стоящими вплотную друг к другу. Когда летчики достигали намеченного к уничтожению города, они начинали действовать строго по плану. Сначала выпускались красные, желтые и зеленые ракеты подсветки цели. Затем в ход шли фугасные бомбы особой мощности - т.н. «прогрызатели кварталов», которые выбивали окна в домах, разрушали крыши и межэтажные перекрытия, обеспечивая прилив кислорода к очагу пожара и способствуя созданию огненного шторма. Образовавшиеся завалы погребали под собой выходы из бомбоубежищ, затрудняли действия пожарных по тушению огня и эвакуации пострадавших. На языке военных этот этап бомбардировки цинично назывался «размягчением цели». После этого выпускались зажигательные бомбы, вызывавшие многочисленные пожары. В последнюю очередь сбрасывались бомбы замедленного действия, предназначенные специально для пожарных и спасателей, занятых поисками выживших женщин, детей и стариков. Эффект был потрясающим: если через несколько минут после сброса бомб загорался первый дом, то спустя 20 минут горел уже весь квартал.
Впервые она была применена англичанами в вербное воскресенье, 29 марта 1942 г. против Любека. В этот праздничный день 234 участвующие в операции самолета были загружены на 1/3 фугасными и на 2/3 зажигательными бомбами. В результате было сожжено 1500 домов и убито 320 человек - успех, которого никогда ранее не добивалась английская авиация. Ободренные этим британцы предприняли новые налеты на Росток и Кёльн, уничтожив 3300 зданий. С начала 1943 г. в воздушных налетах на Германию стали принимать участие и американцы, при этом между союзниками сложилось своеобразное разделение труда: американцы летали днем и, неся большие потери, прицельно бомбили заводы и военные объекты, англичане же действовали ночью, минимизируя тем самым свои потери, и сбрасывая с бессмысленной жестокостью бомбы на жилые кварталы городов. Число жертв среди мирного населения Германии драматически увеличивалось: если в 1942 г. под бомбами погибло 6800 немцев, то в 1943 г. - уже более 100 тыс. человек. В последствии авиация союзников перешла к «ковровым бомбардировкам», когда участвующие в налете сотни, а то и тысячи самолетов выстраивались в линии и сбрасывали с определенным интервалом одну бомбу за другой, создавая на земле сплошной «ковер» из разрывов. Уцелеть под таким огнем было практически невозможно. Самые большие жертвы вызвали налеты англо-американской авиации на Гамбург (42 тыс. убитых) и Дрезден (35 тыс. убитых). В обоих случаях целями бомбардировки стали не военные объекты, а перенаселенные рабочие кварталы.
 
Ситуация в послевоенной Германии

8 мая 1945 года в пригороде Берлина Карлсхорсте, штаб-квартире советских войск, была подписана капитуляция Германии. Остатки немецких войск сложили оружие, Вторая мировая война в Европе завершилась. С каким же итогом вышла из нее Германия?
Демографическая ситуация.
Прямые потери Германии в войне составили 5,25 млн. человек, в т.ч. 500 тыс. - в результате воздушных налетов союзников на крупные промышленные центры. 1,7 млн. человек остались инвалидами. Более 8 млн. немецких солдат находились в плену и были исключены из политической и экономической жизни страны. 5 млн. из них, плененные англичанами и американцами, вернулись домой уже несколько месяцев спустя, однако около 3 млн. находились в советском плену, их возвращение растянулось до 1956 г. (назад вернется около 1,9 млн.). По данным статистики после войны в среднем на 100 мужчин приходилось 125 женщин, а в «брачном возрасте» (от 20 до 30 лет) на 100 мужчин - 600 женщин; в возрастной пирамиде образовались глубокие впадины в самом активном возрасте - от 25 до 40 лет. Это создавало проблему обеспеченности трудовыми ресурсами. Надо отметить, что до конца 1944 г. спада рождаемости практически не было, для этого солдат регулярно отправляли в отпуска с фронта домой. Однако в 1945 г. в связи с массовым пленением и гибелью солдат ситуация изменилась к худшему.
В то же время, в Германии находилось большое количество иностранцев, получивших собирательное название «DP», от английского «displaced persons» – перемещенные лица: это иностранные военнопленные, узники концлагерей, мирное население европейских стран, угнанное гитлеровцами на принудительные работы в Германию. Их содержание теперь тяжелым бременем ложилось на немецкое население. Только с мая по сентябрь 1945 г. из западных зон было репатриировано 4,622 млн. человек. И все же к весне 1947 года в Германии по-прежнему оставался 1 млн. иностранных граждан, преимущественно жителей Восточной Европы. Их возвращение увязывалось союзниками с нужными им политическими изменениями в этих странах. В результате большинство из них так и остались в Западной Германии. Помимо перемещенных лиц на территории Германии были размещены оккупационные войска союзников, которые также содержались за счет местного населения.
Очень серьезной была проблема беженцев и репатриантов. Еще в 1939 г. по договоренности с Советским Союзом в Германию было переселено около 800 тыс. немцев из Прибалтики. Новый поток беженцев был связан с наступлением Красной Армии в Восточной Европе, на конец 1944 г. на территории Рейха насчитывалось уже 9 млн. беженцев. Значительная часть из них после окончания войны вернулась домой, но и  весной 1947 г. в Германии все еще оставалось 3 млн. (4,7 % населения). Третья волна миграции была связана с репатриацией 1945 г. По решениям Потсдамской конференции немцы подлежали принудительному переселению из всех стран Восточной Европы и с немецких территорий, передаваемых СССР, Польше и Чехословакии (Восточная Пруссия, Силезия, Померания и Судеты). Всего к весне 1947 г. в Германию было репатриировано около 10 млн. человек, в т.ч. 4 млн. – в советскую, 3 млн. – в английскую, 3 млн. – в американскую и 50 тыс. во французскую оккупационную зону. Польскими, венгерскими и чехословацкими властями немцам разрешалось взять с собой лишь по 25 кг вещей на человека, нажитое годами имущество - дома, крестьянские хозяйства, лавки, мебель - приходилось оставлять новым хозяевам без всякой компенсации. В отдельных районах (например, в Судетской области Чехословакии), репатрианты не имели права забрать с собой ничего, кроме одежды. Репатрианты подвергались нападениям со стороны славянского населения, бандитов и военнослужащих, порой пограничники раздевали их догола, и в таком виде препровождали в Германию. Всем репатриантам по прибытии на родину требовались одежда, жилье и работа, а их не хватало и местному населению. Неудивительно поэтому, что отношения между ними обострялись, это подкреплялось и культурными различиями. О встреченных трудностях и тоске по оставленной родине свидетельствуют их стихи и песни (см. документ). Среди репатриантов очень сильны были реваншистские настроения. Они считали себя невиновными в преступлениях гитлеровского режима, а потому - несправедливо пострадавшими, принудительную высылку в Германию - незаконной, послевоенные границы, отделившие от них родину, - подлежащими пересмотру.
Но и на этом новое «великое переселение народов» не закончилось. В конце 1945 г. началась четвертая волна миграции, на этот раз межзональная. Из-за социально-экономических и политических мероприятий советских властей, а также послевоенной разрухи Восточную Германию покинуло 900 тыс. жителей и этот процесс продолжался. Всего к 1950 г. в Германию прибыло более 16 млн. беженцев и переселенцев, это привело к демографическому феномену: за время войны население Германии не уменьшилось, а, напротив, увеличилось с 60 до 66 млн. человек, т.е. на 9,3%. И это за минусом военных потерь!
Инфраструктура.
Критическая ситуация сложилась в жилищной сфере. 131 немецкий город подвергся "ковровым бомбардировкам" авиации союзников. Разрушениям подверглись все промышленные центры страны: 29 крупных налетов пережил Берлин, 21 – Брауншвейг, 19 – Людвигсхафен и Мангейм, по 18 – Киль, Кёльн и Франкфурт на Майне, по 16 – Гамбург и Мюнстер. Только английская авиация сбросила на Германию более 650 тыс. бомб, из них 20% – зажигательных. В результате из 15,8 млн. довоенных квартир 25% было уничтожено или не подлежало восстановлению, еще 50% требовали срочного ремонта. Только в Восточной Германии 627 тыс. семей жили во вспомогательном жилом фонде: бараках, подвалах, бункерах, вагончиках и т.д., 762 тыс. семей переехали во временное жилье: лагеря, приюты, гостиницы и т.д. Завалы на улицах мешали нормальной городской жизни, ввиду отсутствия мужчин, для их разборки привлекли женщин-домохозяек. Легендарные «руинные женщины» (Trümmerfrauen) добыли из развалин миллионы целых кирпичей, очистили их от извести и цемента, сделав пригодными для нового строительства.
Войной была парализована транспортная сеть страны. Разрушениям подверглись железные дороги, перевозившие до войны 2/3 всех товаров, были повреждены вокзалы и разгрузочные терминалы, требовал ремонта подвижный состав. Аналогично обстояли дела и на автомобильных дорогах. Обломки мостов и затопленные суда перегородили реки и подходы к портам. Значительная часть территориальных вод и побережья была заминирована, что сделало невозможным рыболовство и каботажное плавание. Большинство уцелевших судов, значительная часть локомотивов, вагонов и автомобилей была разделена между победителями в качестве трофеев и репараций.
Угрожающей была ситуация с обеспечением топливом. Германия не имела общегородских систем центрального отопления, каждая семья должна была самостоятельно заботиться об угле для обогрева. Чрезвычайно холодной зимой 1946-1947 гг., когда температура опускалась до -20°С (для расположенной в Центральной Европе Германии это стихийное бедствие), разразился топливный кризис. Его причиной стала неразумная политика союзников, вывозивших весь добывавшийся в стране уголь по заниженным ценам или бесплатно, в счет репараций, в Бельгию и Францию. Из-за отсутствия топлива остановился транспорт, достать дрова или уголь для обогрева домов немцам было фактически невозможно.
Экономика.
В кризисе была вся экономика Германии. Многие заводы были разрушены в ходе военных действий или уничтожены отступающими немецкими войсками, выполнявшими приказ А. Гитлера об оставлении после себя лишь «выжженной земли». В 1946 г. промышленное производство составляло 1/3 довоенного, в сельском хозяйстве возделывалось лишь 25 % от довоенных посевных площадей. Но и этим уцелевшим потенциалом воспользоваться было нельзя. По решению Потсдамской конференции на Германию были возложены репарации в размере 20 млрд. $, значительная часть производственных мощностей была демонтирована в счет репараций. Уровень промышленного производства был искусственно ограничен союзниками, причем без учета реальных потребностей экономики страны. В результате всего этого безработица достигла 21%.
Довоенная Германия зависела от внешней торговли: импортировалась большая часть промышленного сырья и продовольствия, экспортировалось свыше 50% произведенной продукции. Огромный доход страна получала от транзитной перевозки грузов через свою территорию. Остановка транспорта, разрыв дипломатических и торговых связей со всеми странами мира нанесли ощутимый удар по экономике страны и по доходам бюджета. Руководство внешней торговлей являлось компетенцией союзников, которые ориентировали немецкую внешнюю торговлю на свои страны, нанося тем самым ущерб интересам Германии, главным партнером которой всегда были страны Центральной и Восточной Европы. Кроме того, большая часть экспортируемых товаров была отнесена к категории репараций или оккупационных расходов, а потому - не оплачивалась английскими, французскими и советскими получателями.
Война истощила финансы страны. Для покрытия все возраставших военных расходов правительство Третьего рейха выпускало облигации, банки и страховые общества до 90% своих капиталов вкладывали в эти и другие ценные бумаги. С падением  гитлеровского режима они потеряли какую-либо стоимость. Государственный долг Германии вырос с 27 до 377 млрд. марок – почти в 14 раз, инфляция составила 600 % к довоенному уровню. Оккупационные власти продолжили неконтролируемую эмиссию, что еще больше снизило покупательную способность марки. Следствием отсутствия товаров и инфляции стали натурализация хозяйства и бартер.
Снабжение населения.
В стране официально существовал "серый рынок" – бартер между отдельными предприятиями, натуральная оплата части заработка, транспорта, сферы услуг. В городах открывались «компенсационные магазины» и «обменные пункты», в которых можно было поменять товары на продовольствие. Большинство рабочих работало только 3 дня в неделю, остальное время они обменивали свою зарплату, частично выдававшуюся товарами, на продовольствие и потребительские товары. В связи с прекращением нормального товарообмена между городом и деревней главную роль в снабжении населения стали играть «мешочники» (Hamster) - аналог современных российских челноков. Из крупных промышленных центров в аграрные районы и обратно курсировали специальные «мешочнические поезда», имевшие собственные красноречивые названия. «Картофельный» поезд вез на крестьянские поля Нижней Саксонии, «никотиновый» - на табачные плантации Пфальца, «рыбный» - в Берлин и далее к портам Балтийского моря, «калорийный» - в хлебные житницы Баварии, «витаминный» - в сады Бадена и «шелковый» - в текстильные центры Саксонию. Сама поездка не отличалась комфортом: поездов было мало, поэтому многие пассажиры ехали на крышах, в тамбурах и переходах между вагонами. Для того чтобы попасть в пункт назначения, необходимо было запастись терпением. Например, чтобы купить билет и съездить из Франкфурта на Майне в Майнц (расстояние в 43 км) мешочнику и его помощнику в 1948 г. требовалось 10 часов, до войны на это уходил всего 1 час 25 минут. Но игра стоила свеч: прибыль от спекуляции покрывала все расходы.
За годы войны резко возрос дефицит. Карточки в Германии были введены еще в 1939 г., новые оккупационные власти подтвердили прежние нормы снабжения, абсолютно несоответствующие потребностям населения. Так в 1945 г. на одного немца приходилось 200 г. мяса в месяц, 1 пеленки на 5 лет, 1 тарелка на 5 лет, 1 пара ботинок на 12 лет, 1 костюм на 50 лет. Неудивительно поэтому, что все население, несмотря на запреты, занималось спекуляцией, в которой принимали участие и военнослужащие оккупационных войск. Полки магазинов были пусты, а на "черном рынке" купить можно было все: от армейского джипа до ручных часов. Ввиду полного обесценивания денег самой распространенной валютой была пачка сигарет "Camel". Не стоит и говорить, что цены здесь были в десятки, а то и в сотни раз выше, чем в магазине (см. документ). Применив смекалку и потратив определенное количество времени, можно было обогатиться. В 1947 г. в берлинской газете «Телеграф» был описан случай, когда человек взял в долг 1 фунт сливочного масла. Полфунта он отдал жене, а остаток обменял в табачной лавке на 50 сигарет. 10 штук оставил себе, а оставшиеся обменял в пивной на 1 бутылку вина и 1 бутылку шнапса. Отправившись в деревню, он обменял бутылку шнапса на 2 фунта масла. На следующее утро он вернул свой долг. Прибыль составила 1,5 фунта масла, 1 бутылку вина и 10 сигарет. 
Кризис сельского хозяйства был обусловлен не только сокращением посевных площадей, но еще и отсутствием удобрений (10% от нормы), без которых песчаные немецкие почвы не могли дать хороший урожай. Не хватало также техники, инвентаря, топлива, тяглового скота и рабочих рук. В советской и французской зоне победители не только изымали часть производимых сельскохозяйственных продуктов, еще угнали к себе на родину крупный и, частично, мелкий скот. В результате отсутствия продуктов холодной зимой 1946-1947 гг. голодная смерть угрожала 20 млн. человек. Если в 1936 г. средняя норма продовольственного снабжения составляла 3113 калорий на человека в день, то к началу 1945 г. она сократилась до 2010 калорий. Теперь нормы продовольственного снабжения были значительно ниже физиологического минимума (2200 калорий) и продолжали сокращаться. К середине 1946 г. они составляли 1330 калорий – в американской, 1083 калорий – в советской, 1050 калорий – в английской и только 900 калорий – во французской зоне оккупации. Если перевести это в продукты, то получится 2 куска хлеба, смазанных маргарином, 1 ложка молочного супа и 2 небольшим картофелины. Позднее норма была повышена до 1550 калорий: 400 г картофеля, 350 г хлеба, 7 г жира, 35 г мяса, 43 г яичного белка, 18 г сахара, 4 г сыра.
В результате войны разорились мелкие и средние слои, являющиеся социальной базой для демократического режима. Они были дезориентированы, растеряны, не уверены в будущем. Будущий канцлер ФРГ Гельмут Шмидт вспоминал: "Все (почти все!) голодали, почти все были на нуле". Чтобы сводить концы с концами семьям приходилось распродавать накопленное в предшествующие годы имущество, т.к. их нынешнего заработка было недостаточно для того, чтобы прокормить себя и своих детей. Среднестатистическая немецкая семья из пяти человек в 1947 г. зарабатывала в два раза меньше, чем тратила (см. документ). Откуда же взялись дополнительные средства? Летом 1947 г. пришлось продать дюжину серебряных приборов за 1500 марок. Жена три раза в месяц забирала овощи и картофель у своих родителей в английской зоне (стоимость проезда 16 марок, плата за продовольствие – 25-30 марок), часть из которых перепродавала знакомым по спекулятивным ценам.
Семья.
Семья была идеалом и главной надеждой послевоенной поры. О ней мечтали миллионы солдат, возвращавшихся с фронта или отпущенные из плена, женщины и дети, репатриированные или вернувшиеся из эвакуации. Однако не для всех мечта о встрече с родными воплощалась в реальность. Согласно данным статистики, не все в семейных отношениях обстояло благополучно. Было отмечено две тенденции: с одной стороны, количество семей увеличилось за счет прибывших репатриантов и беженцев; с другой стороны, в результате войны и бомбежек возросло и число холостяков.
Даже уцелевшие семьи были вынуждены бороться с множеством трудностей - нехваткой жилья, отсутствием продовольствия, плохими санитарными условиями, потерей кормильца (смерть на фронте или плен). Так, по данным исследования, проведенного в Бремене и Берлине после войны, только половина опрошенных немцев имела собственную постель, в 30% семей не было отца, лишь 18% глав семей имели постоянную или временную работу. Еще хуже обстояли дела у беженцев и репатриантов: данные по Нижней Саксонии свидетельствуют о том, что только 43% семей этой категории прибыли вместе с отцами, в то время как в местных семьях оба родителя были в 73% семей. Появилась и новая проблема, с которой Германия раньше не сталкивалась, - за годы войны в стране появилось большое количество беспризорных детей.
Но и там, где уцелела все родственники, положение было далеким от идиллии. Взрослым приходилось работать более 12 часов ежедневно, чтобы прокормить всех членов семьи. Из-за обрушившихся на их плечи проблем родители не могли дать своим детям и друг другу необходимые заботу, любовь и безопасность, в результате во многих семьях возросла внутренняя отчужденность. Количество разводов увеличилось в 2 раза. Произошла и еще одна важная психологическая перемена, во многом подорвавшая устои патриархальной немецкой семьи. Многие взрослые перед лицом экономического кризиса, развала страны и падения всех привычных идеалов и ценностей утратили жизненные ориентиры, прежде непререкаемый авторитет родителей в глазах детей заметно упал.
Резко обострилась и криминогенная обстановка. Нацистская молодежная организация «Гитлерюгенд», занимавшаяся, в том числе, и проблемами детского досуга, прекратила свое существование, многие школы лежали в руинах, неусыпный родительский контроль ослаб, церковь утратила влияние на юных немцев. Отныне молодежь Германии была предоставлена сама себе. Столкнувшись с финансовыми трудностями и потерей кормильца, многие женщины и дети были вынуждены самостоятельно добывать средства к существованию. Существенно возросли женская и детская преступность (только в Берлине - на 850%) и проституция.
Страна была буквально наводнена оружием. Демобилизованные солдаты, многие из которых были призваны в армию прямо со школьной скамьи, не успев получить какую-либо профессию, оказались теперь безработными. Вооруженные банды из бывших солдат вермахта промышляли разбоем и грабежами. Не отличались дисциплинированностью и военнослужащие оккупационных армий. Если западных союзников обвиняли в финансовых злоупотреблениях, нелегальной торговле на «черном рынке», скупке драгоценностей и предметов искусства (в том числе и вывезенных гитлеровцами из СССР), то советские солдаты ассоциировались у населения с пьяными дебошами, грабежами, убийствами и изнасилованиями немецких граждан по мотиву мести за пострадавших родственников и друзей. Если с немецкими преступниками боролись и местная уголовная полиция, и военная полиция союзников, то найти управу на распоясавшихся оккупантов было очень трудно - немногие предстали перед трибуналом, только единицы получили заслуженное наказание.
Эти и другие проблемы послевоенного периода пришлось решать новым оккупационным властям Германии.
Город Везель после бомбежки англо-американской авиации
Города Германии, подвергшиеся наибольшим разрушениям
Американский боибардировщик в небе над Германией
Жертвы бомбардировки Дрездена
Купальный сезон в Берлине, лето 1945 года
Беженцы
Бараки для беженцев в Берлине
Бегство через межзональную границу, т.н. "зеленую линию"
Кёльн после бомбардировок союзной авиации
Рухнувший железнодорожный мост Гогенцоллернов в Кёльне
Отправка станков по репарациям в СССР
Демонтаж рельсов в счет репараций в Восточной Германии
"Черный рынок" в Берлине
Поезда с "мешочниками"
Еда на руинах
Продовольственные карточки
Воровство угля при выезде грузовика с территории шахты
Дети идут в школу
Беспризорники
Грабеж на улицах
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
 
(с) Р.Ю. Болдырев, 2015
Создано при поддержке
 Благотворительного фонда Владимира Потанина
Назад к содержимому | Назад к главному меню