Экономическое развитие Германии в 1871-1888 годах - Deutsche Geschichte

Учебное пособие по истории Германии XIX - XX века
Перейти к контенту

Главное меню:

Экономическое развитие Германии в 1871-1888 годах

1871-1888
 
Литература:
Вейхер З., Шрёдер Э. Вернер фон Сименс. Крупп. Ростов на Дону, 1998.
Германская империя в новое и новейшее время. В 2-х томах / Под ред. И.С. Галкина. М., 1970.
Зомбарт В. История экономического развития Германии в XIX в. Вып. 1–2. СПб, б/г.
История Германии. В 3-х томах / Под ред. Б. Бонвеча и Ю.В. Галактионова. М., 2008.
Лависс и Рамбо. История XIX века. Т. 38. М., 1938.
Лависс Э. Очерки по истории Пруссии. М., 2003.
Оггер Г. Магнаты… Начало биографии. М., 1985.
Патрушев А.И. Германская история. Через тернии двух тысячелетий. М., 2007.
Berhorst R. Das Prinzip Krupp // Die Industrielle Revolution: wie Dampf, Stahl und Strom die Welt verändern. Geo-Epoche. №30. S. 98–111.
Bischoff J. Vorwärts durch Raum und Zeit // Die Industrielle Revolution: wie Dampf, Stahl und Strom die Welt verändern. Geo-Epoche. №30. S. 56–71.
Bräunlein P. Made in Germany // Die Industrielle Revolution: wie Dampf, Stahl und Strom die Welt verändern. Geo-Epoche. №30. S. 128–129.
Clark Chr. Preußen. Aufstieg und Niedergang, 1600–1947. Berlin, 2007.
Das 19. Jahrhundert // Informationen zur politischen Bildung – 2012 – №2 (315).
Görtemaker M. Deutschland im 19. Jahrhundert. Bonn, 1994.
Holst I., Fischer H. Das Ende der alten Zeit // Die Industrielle Revolution: wie Dampf, Stahl und Strom die Welt verändern. Geo-Epoche. №30. S. 22–23.
Kocka J. Das lange 19. Jahrhundert. Arbeit, Nation und bürgerliche Gesellschaft. Stuttgart, 2002.
Rürup R. Deutschland im 19. Jahrhundert, 18151871. Göttingen, 1992.
Tilly R.H. Vom Zollverein zum Industriestaat. Die wirtschaftlich-soziale Entwicklung Deutschlands 1834 bis 1914. München, 1990.
Ullrich V. Die nervöse Großmacht: Aufstieg und Untergang des deutschen Kaiserreiches, 1871–1918. Frankfurt am Main, 2007.
Wehler H.-U. Das Deutsche Kaiserreich, 18711918. Göttingen, 1994.
Wehler H.-U. Deutsche Gesellschaftsgeschichte. Bände 1–3. München, 2005–2006.

Период 1871–1888 годов в Германии связан с окончательным завершением индустриальной революции. Более позднее, по сравнению с другими развитыми странами мира, начало этого процесса дало немцам определенные преимущества: можно было заимствовать зарубежный опыт и внедрять самые современные технологии. Кроме того, ускоренному развитию страны способствовал целый ряд благоприятных факторов: 1) контрибуция с Франции – 5 млрд. франков; 2) захват Лотарингии, богатой месторождениями железной руды; 3) завершение объединения страны. Послевоенное время прозвали эпохой «грюндерства» – горячки по созданию предприятий и биржевым спекуляциям. В это время в Германии создаются новые отрасли промышленности: электротехника, химия, развиваются металлургия и добыча угля. Протяженность железных дорог выросла в 3 раза. Происходят серьезные социальные изменения: растет урбанизация, в промышленности, торговле и транспорте трудится уже более 50% занятых. Однако скоро экономической горячке был положен конец.
 
Осенью 1873 года разразился второй мировой экономический кризис, продолжавшийся с небольшими перерывами до 1895 года. Через несколько недель обвальный кризис, сопровождавшийся биржевым и банковским крахом, перешел в тяжелую депрессию, непрерывно продолжавшуюся до февраля 1879 года. Шестилетний застой, приведший к сокращению в два раза экономического роста, а в некоторых секторах – к стагнации, сокращению производства продукции и всеобщему длительному снижению цен, был небывалым до тех пор явлением в немецкой промышленности. Потребление железа, важнейший для того времени показатель, упало за короткое время на 50%, заработная плата горняков снизилась вдвое[1].
 
Краткосрочная передышка (с начала 1879 до января 1882 года) сменилась второй, относительно слабой депрессией, продолжавшейся до августа 1886 года. Несмотря на то, что промышленность уже не была так тяжело затронута кризисом, как в 1873-1879 годах, значение этой повторной депрессии заключалось в том, что шок 1870-х годов был еще более усугублен. И предприниматели, и правительство оказались абсолютно беспомощны перед лицом наступившего кризиса, что окончательно разрушило три фундаментальных идеала капитализма: стабильность протекания экономического роста, возможность рационального прогнозирования дохода и надежду на постоянную максимизацию прибыли.
 
В период экономического кризиса общий спад был усугублен тремя факторами:
 
1. Ведущие сектора немецкой промышленной революции – черная металлургия, горная промышленность и строительство железных дорог – постепенно потеряли свою динамику. Прежде всего потеряло свою ведущую роль строительство железных дорог: если в 1870–1879 годах его доля в чистых инвестициях в немецкую экономику составляла 25%, то к 1885 году она сократилась до 13,5%, а к 1889 году до 5,7%. Это оказало радикальное влияние на металлургию и другие смежные отрасли экономики. Только появление в 1890-е годы новые ведущих секторов – электротехники, двигателестроения и химической промышленности, а также сферы услуг вновь привели к уверенному экономическому росту.
 
2. Длительность экономической депрессии затрудняла ориентирование предпринимателей. Кроме того, немецкая промышленность в это время интегрировалась в формирующийся мировой рынок, внутригерманский рынок еще не был расширен с помощью целенаправленной конъюнктурной политики при помощи динамической заработной платы, расширения потребительских ожиданий и т.д.
 
3. С другой стороны, в период промышленной и аграрной депрессии резко росла численность населения Германской империи: в 1873–1895 годах оно увеличилось с 41,6 до 52 млн. человек, т.е. на 10,4 млн. жителей, и это при том, что еще 2 млн. немцев за тот же период времени эмигрировали в другие страны. Поэтому многократно возросла проблема увеличения числа рабочих мест. Промышленность и сельское хозяйство, находящиеся в условиях кризиса, не могли впитать в себя растущую рабочую силу, хотя теперь речь уже не шла о пауперизме, характерном для первой половины XIX века[2].
 
Воздействие кризиса на различные слои населения сказывалось по-разному. Производители были сильно затронуты падением цен и сокращением производства, в то время как получатели твердого дохода чувствовали себя значительно лучше. Для массы работающих по найму промышленных рабочих сокращения зарплаты, увольнения или перевод на частичную занятость создали атмосферу безысходности, немало способствовавшую распространению социал-демократических идей.  
 
Важным социально-экономическим процессом второй половины XIX века стала стремительная урбанизация. В то время как население возрастало на 4,1 млн. человек в 1871–1880 и 1881–1890 годах, число городских жителей[3] выросло почти на 3,5 млн. человек, т.е. составило 3/4 всего прироста населения Германской империи. Так, например, население Дрездена и Мюнхена за 18501880 годы удвоилось[4]. В промышленных городах этого периода разрушилось традиционное единство труда и жизни. Работа по найму, прежде развитая лишь в отдельных отраслях, превратилась в правило. Большая семья уходит в прошлое, Разрыв прежних связей приводил, с одной стороны, к небезопасности, и, с другой стороны, к свободе. Впервые у человека появилась возможность вести самостоятельную жизнь: свободный от цеховых и сословных ограничений, он теперь мог самостоятельно выбирать себе профессию, место жительства, супруга. Индустриализация привела и к росту благосостояния населения. Применение удобрений и сельскохозяйственной техники вызвало многократный рост урожайности: цены на продовольствие упали, железные дороги и пароходное сообщение значительно удешевили транспортные перевозки[5]. К концу XIX века семьям рабочих стали доступны уже не только зерновые каши, хлеб и картофель, но даже масло, овощи, фрукты и мясо. Промышленность стала производить в больших масштабах и продукты длительного хранения: маргарин, молочный порошок «Нестле», бульонные кубики и сухие супы «Кнорр» и «Магги». В промышленных объемах теперь производилась теплая одежда, топливо для отопления, медикаменты, доступные по цене даже бедным слоям населения, перестали быть товарами роскоши кофе и сахар[6].
 
Увеличение доли городского населения обострило продовольственную проблему. С 1852 года Германии пришлось импортировать рожь, с 1876 года – пшеницу, причем объем импорта неуклонно нарастал; аналогичная ситуация сложилась с овсом и ячменем. Таким образом, во второй половине 1870-х годов Германия стала зависеть от импорта зерна. Одновременно с этим произошло необычайное падение цен. Немецкие цены на продовольствие к 1885 году упали на 20%, только в 1912 году они вновь достигнут уровня начала 1870-х годов; средний годовой заработок в сельском хозяйстве снизился в 1879 году до уровня 1872 года[7].
 
Аграрный кризис прежде всего стал результатом могущественной международной конкуренции, прежде всего с США и Россией[8]. В условиях обвального падения цен на производство и транспортировку дешевая американская пшеница стала с 1879 года серьезно давить на уровень продовольственных цен в Центральной Европе. Россия в 1870-1880-е годы занималась собственной модернизацией, финансируемой по большей части благодаря доходам от экспорта зерна. Канадская и аргентинская пшеница также проникали на немецкий рынок. К такому удару немецкая зерновая промышленность, имеющая высокие затраты на производство, крупную ипотечную задолженность, привыкшая в самым высоким ценам на свой товар и потерявшая своего главного покупателя в лице Великобритании (ее теперь тоже кормили США), оказалась не готова.
 
Падение цен на прусскую пшеницу с 221 марки за тонну в 1880 году до 157 марок в 1886 году грозило и политическими осложнениями, т.к. главными производителями зерна в Германии было остэльбское юнкерство, являвшееся главной опорой кайзеровского режима. Немецкие производители зерна стали требовать от правительства введения протекционистских таможенных тарифов на хлеб. Переход от свободной торговли к протекционизму последовал после полной дискредитации либерального рыночного хозяйства и его теории, либеральных идей и ценностей вообще, после первого шока центрально-европейского аграрного кризиса и шестилетней промышленной депрессии. Сельскохозяйственные и промышленные круги аргументировали его необходимостью своей защиты от иностранной конкуренции – и правительство Германии быстро реагировало на это соответствующими мерами.
 
В спешном порядке были предприняты меры по исправлению экономической конъюнктуры, включавшие в себя стабилизацию внутренних цен с одновременным демпингом на мировом рынке, а также защиту германского рынка от иностранных конкурентов с помощью таможенных барьеров. Протекционистская таможенная пошлина на сельскохозяйственную продукцию была введена Германией в 1879 году в отношении других стран Европы, в 1885–1887 годах тарифы были увеличены в пять раз. Правительство Бисмарка попыталось с их помощью заморозить «статус-кво» в структуре земельной собственности, прежде всего защитить интересы остэльбских юнкеров и их привилегированное положение за счет нижних слоев городского населения. С точки зрения чистой экономики таможенная политика была более чем сомнительной, а в условиях начавшегося в 1882 и 1890 годах экономического подъема – абсолютно неэффективной. Однако с точки зрения политики, господство крупных земельных собственников в Германии было укреплено, шанс лишить могущества доиндустриальную элиту юнкеров не был реализован.
 
Хотя привилегии юнкерства были таким образом еще раз продлены, остановить победное шествие промышленности было уже невозможно. Некогда аграрное государство окончательно превратилось в промышленную державу. Уже в 1880-е годы сельское хозяйство было побеждено промышленностью. В 1873 году доля сельского хозяйства в ВВП составляла 37,9 млрд. марок, а промышленности – 31,7 млрд. марок. В 1889 году промышленность достигла паритета с аграрным сектором, а в 1895 году превзошла его в соотношении 36,8 к 32,2 млрд. марок. Стоимость произведенной продукции также опередила сельское хозяйство в пропорции 6,5 к 5,1. Если в 1870 году чистые инвестиции в сельское хозяйство еще составляли 22 млрд. марок, то к середине 1870-х годов они уже снизились до 10 млрд. марок, а 33 млрд. марок, напротив, было инвестировано в промышленность. В условиях первой депрессии в 1879 году был достигнут паритет: 10,8 к 10,6. После ее окончания промышленность пошла неудержимо вперед: в 1885 году 11,5 к 37,5, а в 1890 году – 13,8 к 45,3. Таким образом за два десятилетия доля промышленности в чистых инвестициях выросла с 14 до 45 млрд. марок!
 
В чистых инвестициях было скрыто и решение об экономическом будущем Германии, доля в 45,3 млрд. марок была гораздо важнее для будущего развития страны, чем в тот момент казалось многим наблюдателям. Даже такой поверхностный показатель, как число занятых, не учитывающий производительность труда, объем производимой продукции и т.д., в 1890 году показал, что рубеж пройден. Если в 1871 году в Германской империи доля занятых в сельском хозяйстве к числу занятых в промышленности, транспорте, торговле, банках и страховании относилась как 8,5 к 5,3 млн. человек, то в 1880 году уже 9,6 к 7,5, а в 1890 году уже 9,6 к 10 млн. человек. Таким образом, в годы долговременного экономического кризиса, общего снижения цен и всеми относящимися к нему трудностями, процесс индустриализации завершился[9].
 
Активно в это время развивается и внешняя торговля. На протяжении всего XIX века Германия экспортировала в основном продовольствие, музыкальные инструменты, шитье и другие товары немецких ремесленников. Экспорту продукции немецкого машиностроения и металлургии долгое время препятствовало низкое качество, обусловленное отсутствием капитала, а значит современных технологий и оборудования. «Дешево и плохо» выглядели немецкие экспонаты на Всемирной выставке в Филадельфии в 1876 году. Выход из положения был найден в массовой подделке товаров британских, французских и американских производителей, известных своим высоким качеством Начало промышленного производства в Германии положила массовая подделка британских товаров, и, прежде всего, продукции британских металлургов из высококачественной шеффилдской стали (ножей, ножниц, пил, напильников, бритв). Вместо того, чтобы заботиться о качественной проковке изделий для обеспечения их прочности, немецкие коммерсанты больше внимания уделяли внешнему виду и обработке поверхности. На готовом изделии ставилось фальшивое клеймо британских производителей. Это вызвало банкротство многих британских фирм и потерю ими рынка сбыта товаров. В 1883 году в Париже было заключено международное соглашение об охране патентов и товарных знаков, вводившее крупные штрафы за подделку и плагиат. Представители Германии не приняли участия в подписании этого документа. В 1887 году британский парламент принял Акт о торговых марках, предписывающий указывать на всех импортных товарах, имеющих британские аналоги, ставить клеймо «Сделано в…». Это должно было защитить британских потребителей от дешевых и некачественных иностранных подделок. Немцы первоначально пытались обойти этот закон, ставя клеймо в таких местах, где его практически не мог разглядеть потребитель.
 
Однако в последующем, чтобы не потерять рынки сбыта в Великобритании и ее колониях по всему миру, немецкие производители были вынуждены отныне заботится об улучшении качества своей продукции, расширять ассортимент экспортируемых товаров, заботиться о логистике. На это были направлены средства, заработанные в свое время на подделках и плагиате чужих товаров. Теперь клеймо «сделано в Германии» стало гарантией качества и красовалось на самых видных местах произведенной продукции. «Дешевле, привлекательнее, искуснее, легче и быстрее в доставке» эти слова стали главными девизами немецких поставщиков. Кроме того, немцы использовали еще целый ряд конкурентных преимуществ: развитая сеть коммивояжеров, предоставление покупателям гибкой системы скидок, постоянным клиентам предлагалась продажа товаров в кредит. Еще одним козырем немецких торговцев стала продажа товаров через универсальные магазины, в то время как британские производители делали ставку на специализированные[10].
 
   
 
[1] Wehler H.-U. Das Deutsche Kaiserreich, 18711918. Göttingen, 1994. S. 42.
 
 
 
[2] Wehler H.-U., S. 4546.
 
 
 
[3] В тогдашней статистике под городом понимался населенный пункт, насчитывавший не менее 2 тыс. человек.
 
 
 
[4] Holst I., Fischer H. Das Ende der alten Zeit // Die Industrielle Revolution: wie Dampf, Stahl und Strom die Welt verändern. Geo-Epoche. №30. S. 23.
 
 
 
[5] Если 1840 году перевозка одной тонны груза стоила 18 пфеннигов за километр, то в 1880 году уже всего 4,4 пфеннига. Bischoff, S. 70.
 
 
 
[6] Holst I., Fischer H. Das Ende der alten Zeit // Die Industrielle Revolution: wie Dampf, Stahl und Strom die Welt verändern. Geo-Epoche. №30. S. 23.
 
 
 
[7] Wehler H.-U., S. 4345.
 
 
 
[8] Главной причиной аграрного кризиса стал научно-технический прогресс и связанные с ним изменения в промышленности и торговле. Применение минеральных удобрений и сельскохозяйственной техники привело к росту производства зерновых культур. В США внедряется конвейерная технология забоя скота и производства мороженого мяса и мясных консервов. Благодаря паровозам, пароходам и рефрижераторным установкам появилась возможность завозить зерно и мясо в Европу из Америки, Австралии и России. Все это вместе привело к обрушению мировых цен на продовольствие.
 
 
 
[9] Wehler H.-U., S. 4648.
 
 
 
[10] Bräunlein P. Made in Germany // Die Industrielle Revolution: wie Dampf, Stahl und Strom die Welt verändern. Geo-Epoche. №30. S. 128129.
 
 
Адольф Менцель "Сталепрокатный завод" (1875)
Вид на Бармен с Эренберга (1870)
Завод BASF в Людвигсхафене (1881)
Роберт Кёлер "Стачка в районе Шарлеруа" (1886)
Яндекс.Метрика
Рейтинг@Mail.ru
 
(с) Р.Ю. Болдырев, 2015
Создано при поддержке
 Благотворительного фонда Владимира Потанина
Назад к содержимому | Назад к главному меню